«Содружество народов Евразии»
Автономная некоммерческая организация
по содействию в развитии сотрудничества
стран Содружества Независимых Государств

+7 (3532) 37-25-64

niiural@mail.osu.ru
avenali@mail.ru

Мегарегион Большой Евразии: модели сотрудничества и конфронтации

Трапш Николай Алексеевич, директор автономной некоммерческой научно-исследовательской организации «Центр междисциплинарных гуманитарных исследований» (г. Ростов-на-Дону, Россия).

Выступление на круглом столе по теме: «Мегарегион Большой Евразии: модели сотрудничества и конфронтации». 16 января 2017 года, г. Ростов-на-Дону, Южный федеральный университет.

Добрый день, уважаемые коллеги!

В начале своего выступления хочу сказать слова благодарности в адрес руководства и коллектива Южного федерального университета. Нельзя не отметить, что за Университет сейчас по-настоящему является серьезной научной и экспертной площадкой федерального уровня, имеющей огромный интеграционный потенциал.

Вы хорошо знаете, что в начале XXI в. начался новый этап интенсивной интеграции между странами, который прежде классифицировались как государства Кавказа, Центральной Азии, Ближнего Востока и Юго-Восточной Азии. Государства Центральной Азии и Закавказья играют в данном случае ключевую роль, поскольку за экономическое (особенно транспортное и энергетическое) и военно-политическое доминирование в данном регионе конкурируют крупнейшие экономики мира – США, КНР, Индия, Япония, а также Россия, Иран и Турция.

Значительную роль в интеграционных процессах в Большой Евразии на постсоветском пространстве в 1990-е гг. наряду с Россией сыграла Турция, затем в игру включилась Япония, в настоящее время лидерами интеграционных процессов являются США, КНР и Индия, важное стратегическое значение играют Иран и Турция. Все они развивают собственные концепции воссоздания Великого шелкового пути, который будет через транспортные и энергетические коридоры формировать новое евразийское пространство без участия России или с отведением ей незначительной роли.

В условиях беспрецедентного сближения государств, входящих в мегарегион Большой Евразии, который к настоящему моменту стал не умозрительной конструкцией по аналогии с хартлендом Х. Маккиндера, а реально существующим и активно развивающимся по новым малоизученным принципам гигантским мегарегиональным пространством, России необходимо выработать собственную стратегию. Опыт восточноазиатской интеграции за счет участия КНР, Японии, Южной Кореи может быть эффективно использован Россией в создании новой модели взаимодействия и сотрудничества.

Следует отметить, что на пути создания подобной модели во второй половине 1990-х – начале 2010-х гг. крупнейшими мировыми игроками, такими как КНР, Япония, Индия и США, были сформулированы собственные концепции евразийской интеграции. Наиболее значительной и требующей изучения являются концепции «Нового шелкового пути». В 2000-е были запущены интеграционные процессы с участием России, к которым относится формирование ШОС и ЕАЭС в 2000 – 2010-е гг. В 2000-х гг. концепцию Великого шелкового пути с опорой на Афганистан стали активно разрабатывать США в собственных экономических и геополитических интересах.

Данная концепция напрямую направлена на ослабление роли России в регионе, разрыв существующих политических, экономических и культурных связей России с государствами Центральной Азии и Закавказья. Отдельно следует отметить турецкий проект Шелкового пути, реализуемый в сотрудничестве с КНР.

Важнейший толчок для разработки проектов евразийской интеграции Японии, России, КНР, Индии, Республики Корея, Турции и Ирана дала программа США «TRACECA» (создание транспортного коридора Европа-Кавказ-Азия в обход России), запущенная еще в 1993 г. К настоящему моменту Соединенными Штатами осуществлена Стратегия 2005 - 2015 по реализации данного проекта, а 1 июня 2016 г. Одессе (Украина) на двенадцатом ежегодном саммите межправительственной комиссии «TRACECA» был выдвинут подробный Мастер-План на ближайшие 10 лет (2016– 2026 гг.).

Стремительная активизация США, КНР, Индии, Турции и других крупных игроков мегарегиона и особенно на постсоветском пространстве поставила Россию перед необходимостью формулирования собственной концепции евразийской политики. Конкурирующие проекты евразийской интеграции вынуждают нас делать это как можно быстрее и эффективнее.  Очевидно, что экономические связи разных в культурном, этническом, религиозном плане стран КНР, Индии, Японии, Турции, Ирана и стран Центральной Азии и Закавказья в рамках большого евразийского партнерства будут нарастать в ближайшем будущем, о чем свидетельствуют разработанные в 1990–2010-е гг. и внедряемые этими государствами стратегические концепции возрождения Великого шелкового пути.

Это продиктовано экономическими интересами и стремлением этих стран обеспечить наиболее широкое пространство стабильности, устойчивого развития и равной и неделимой безопасности, надежно застрахованное от возможных потрясений. Последовательная интенсификация Китаем, Японией, Индией и США дипломатической и экономической деятельности, направленной на продвижение собственных интеграционных проектов, сопровождается углубленным изучением современных политических и экономических процессов и моделей взаимодействия в рамках Большой Евразии.

Наиболее масштабные и передовые исследования в данной области проводят ведущие аналитические центры и правительственные структуры США, что продиктовано интересами американской политики в Большой Евразии. К настоящему моменту именно в американской школе изучения Евразии наработана передовая терминологическая и теоретическая база.

Переход к комплексному изучению и освещению проблем политического, экономического развития и вопросов, связанных с обеспечением национальных интересов, имеет витальное значение для укрепления положения России как ведущей державы Большой Евразии.

Приоритетной зоной изучения могут стать государства постсоветского пространства в Центральной Азии и Закавказье, поскольку именно здесь крупнейшие азиатские экономики, а также такие важные геополитические игроки как США и Турция проявляют наибольшую активность как в реализации транспортных, энергетических проектов, продвижении своих товаров на рынках сбыта этих государств, так и внедрении собственных ценностей путем активного воздействия на общественное мнение.

Ведущую роль в Центральной Азии в настоящее время играет КНР, занимающая первые позиции в импорте и экспорте центральноазиатских государств, в то же время на данный момент КНР уступает России, странам Европы и Ближнего Востока в торговом сотрудничестве со странами Закавказья. Индия и Япония планомерно занимаются реализацией точечных проектов экономического и социального характера. Турция последовательно проводит политику экономического и культурного сближения региональных государств с вовлечением их в проект построения единого евразийского пространства.

США оказывает большое влияние как на политическую, так и на экономическую ситуацию в Центральной Азии и Закавказье, являясь основным конкурентом России в евразийском мегарегионе Большой Евразии. Россия в настоящее время сохраняет военно-стратегическое значение, однако, ее экономическая роль в процессах, происходящих в Центральной Азии и в Закавказье, постепенно снижается.

Согласен с мнением о том, что перед Россией стоит необходимость разработки действующей глобальной модели сотрудничества. Полагаю, что необходимо создание комплексного плана участия в евразийских процессах создание новой модели взаимодействия в Евразийском мегарегионе, которая должна включать как компоненты сотрудничества, так и учитывать серьезные противоречия, такие как: пограничные, этноконфессиональные конфликты, столкновение экономических и политических интересов и т. д.

Очевидно, что при создании собственной стратегии евразийской интеграции следует, прежде всего, руководствоваться стремлением к равноправному партнерству со всеми региональными и глобальными игроками. Рассмотрение интеграционных проектов других стран исключительно как конкурирующих и враждебных — это шаг назад. История учит нас тому, что будущее – за интеграцией.

Именно совместная работа как российских, так и зарубежных ученых, экспертов, нацеленная на комплексное изучение и многовекторный анализ евразийских политических и экономических интеграционных и дезинтеграционных процессов, выявление моделей сотрудничества и болевых точек, которые имеются к настоящему времени и могут быть спрогнозированы в будущем – залог стабильного развития всех стран Евразии.

Принципиально важным является расширение использования в этой работе современных информационно- коммуникационных и гуманитарных методов и технологий, а также возможностей гражданского общества.

Именно Ростов-на-Дону может стать локомотивом развития евразийских инициатив на Юге России и Северном Кавказе, а возможно, и во всем Черноморско-Каспийском регионе в целом. Ключевой вклад в проведение фундаментальных исследований в этой области может внести Южный федеральный университет.

Благодарю за внимание!

Экспертное мнение

Каражанов Замир, политолог (г. Алматы, Казахстан).
Дадабаева Зарина Абдурахмановна, ведущий научный сотрудник Института экономики РАН (г. Москва, Россия).
Трапш Николай Алексеевич, директор автономной некоммерческой научно-исследовательской организации «Центр междисциплинарных гуманитарных исследований» (г. Ростов-на-Дону, Россия).
Трапезникова Анжелика Сергеевна, исполнительный директор Политологического центра «Север-Юг» (г. Москва, Россия)
Калинин Александр Евгеньевич, зам. министра культуры и внешних связей Оренбургской области (г. Оренбург, Россия)
Рябых Сергей Валерьевич, руководитель Управления Россельхознадзора по Оренбургской области (г. Оренбург, Россия)
Fatal error: Call to undefined function drupal_file_scan_write_cache() in /var/www/evrazia-ural.ru/data/www/evrazia-ural.ru/includes/common.inc on line 2779