«Содружество народов Евразии»
Автономная некоммерческая организация
по содействию в развитии сотрудничества
стран Содружества Независимых Государств

+7 (3532) 37-25-64

niiural@mail.osu.ru
avenali@mail.ru

Мегарегион Большой Евразии: модели сотрудничества и конфронтации

Трапш Николай Алексеевич, директор автономной некоммерческой научно-исследовательской организации «Центр междисциплинарных гуманитарных исследований» (г. Ростов-на-Дону, Россия).

Выступление на круглом столе по теме: «Мегарегион Большой Евразии: модели сотрудничества и конфронтации». 16 января 2017 года, г. Ростов-на-Дону, Южный федеральный университет.

Добрый день, уважаемые коллеги!

В начале своего выступления хочу сказать слова благодарности в адрес руководства и коллектива Южного федерального университета. Нельзя не отметить, что за Университет сейчас по-настоящему является серьезной научной и экспертной площадкой федерального уровня, имеющей огромный интеграционный потенциал.

Вы хорошо знаете, что в начале XXI в. начался новый этап интенсивной интеграции между странами, который прежде классифицировались как государства Кавказа, Центральной Азии, Ближнего Востока и Юго-Восточной Азии. Государства Центральной Азии и Закавказья играют в данном случае ключевую роль, поскольку за экономическое (особенно транспортное и энергетическое) и военно-политическое доминирование в данном регионе конкурируют крупнейшие экономики мира – США, КНР, Индия, Япония, а также Россия, Иран и Турция.

Значительную роль в интеграционных процессах в Большой Евразии на постсоветском пространстве в 1990-е гг. наряду с Россией сыграла Турция, затем в игру включилась Япония, в настоящее время лидерами интеграционных процессов являются США, КНР и Индия, важное стратегическое значение играют Иран и Турция. Все они развивают собственные концепции воссоздания Великого шелкового пути, который будет через транспортные и энергетические коридоры формировать новое евразийское пространство без участия России или с отведением ей незначительной роли.

В условиях беспрецедентного сближения государств, входящих в мегарегион Большой Евразии, который к настоящему моменту стал не умозрительной конструкцией по аналогии с хартлендом Х. Маккиндера, а реально существующим и активно развивающимся по новым малоизученным принципам гигантским мегарегиональным пространством, России необходимо выработать собственную стратегию. Опыт восточноазиатской интеграции за счет участия КНР, Японии, Южной Кореи может быть эффективно использован Россией в создании новой модели взаимодействия и сотрудничества.

Следует отметить, что на пути создания подобной модели во второй половине 1990-х – начале 2010-х гг. крупнейшими мировыми игроками, такими как КНР, Япония, Индия и США, были сформулированы собственные концепции евразийской интеграции. Наиболее значительной и требующей изучения являются концепции «Нового шелкового пути». В 2000-е были запущены интеграционные процессы с участием России, к которым относится формирование ШОС и ЕАЭС в 2000 – 2010-е гг. В 2000-х гг. концепцию Великого шелкового пути с опорой на Афганистан стали активно разрабатывать США в собственных экономических и геополитических интересах.

Данная концепция напрямую направлена на ослабление роли России в регионе, разрыв существующих политических, экономических и культурных связей России с государствами Центральной Азии и Закавказья. Отдельно следует отметить турецкий проект Шелкового пути, реализуемый в сотрудничестве с КНР.

Важнейший толчок для разработки проектов евразийской интеграции Японии, России, КНР, Индии, Республики Корея, Турции и Ирана дала программа США «TRACECA» (создание транспортного коридора Европа-Кавказ-Азия в обход России), запущенная еще в 1993 г. К настоящему моменту Соединенными Штатами осуществлена Стратегия 2005 - 2015 по реализации данного проекта, а 1 июня 2016 г. Одессе (Украина) на двенадцатом ежегодном саммите межправительственной комиссии «TRACECA» был выдвинут подробный Мастер-План на ближайшие 10 лет (2016– 2026 гг.).

Стремительная активизация США, КНР, Индии, Турции и других крупных игроков мегарегиона и особенно на постсоветском пространстве поставила Россию перед необходимостью формулирования собственной концепции евразийской политики. Конкурирующие проекты евразийской интеграции вынуждают нас делать это как можно быстрее и эффективнее.  Очевидно, что экономические связи разных в культурном, этническом, религиозном плане стран КНР, Индии, Японии, Турции, Ирана и стран Центральной Азии и Закавказья в рамках большого евразийского партнерства будут нарастать в ближайшем будущем, о чем свидетельствуют разработанные в 1990–2010-е гг. и внедряемые этими государствами стратегические концепции возрождения Великого шелкового пути.

Это продиктовано экономическими интересами и стремлением этих стран обеспечить наиболее широкое пространство стабильности, устойчивого развития и равной и неделимой безопасности, надежно застрахованное от возможных потрясений. Последовательная интенсификация Китаем, Японией, Индией и США дипломатической и экономической деятельности, направленной на продвижение собственных интеграционных проектов, сопровождается углубленным изучением современных политических и экономических процессов и моделей взаимодействия в рамках Большой Евразии.

Наиболее масштабные и передовые исследования в данной области проводят ведущие аналитические центры и правительственные структуры США, что продиктовано интересами американской политики в Большой Евразии. К настоящему моменту именно в американской школе изучения Евразии наработана передовая терминологическая и теоретическая база.

Переход к комплексному изучению и освещению проблем политического, экономического развития и вопросов, связанных с обеспечением национальных интересов, имеет витальное значение для укрепления положения России как ведущей державы Большой Евразии.

Приоритетной зоной изучения могут стать государства постсоветского пространства в Центральной Азии и Закавказье, поскольку именно здесь крупнейшие азиатские экономики, а также такие важные геополитические игроки как США и Турция проявляют наибольшую активность как в реализации транспортных, энергетических проектов, продвижении своих товаров на рынках сбыта этих государств, так и внедрении собственных ценностей путем активного воздействия на общественное мнение.

Ведущую роль в Центральной Азии в настоящее время играет КНР, занимающая первые позиции в импорте и экспорте центральноазиатских государств, в то же время на данный момент КНР уступает России, странам Европы и Ближнего Востока в торговом сотрудничестве со странами Закавказья. Индия и Япония планомерно занимаются реализацией точечных проектов экономического и социального характера. Турция последовательно проводит политику экономического и культурного сближения региональных государств с вовлечением их в проект построения единого евразийского пространства.

США оказывает большое влияние как на политическую, так и на экономическую ситуацию в Центральной Азии и Закавказье, являясь основным конкурентом России в евразийском мегарегионе Большой Евразии. Россия в настоящее время сохраняет военно-стратегическое значение, однако, ее экономическая роль в процессах, происходящих в Центральной Азии и в Закавказье, постепенно снижается.

Согласен с мнением о том, что перед Россией стоит необходимость разработки действующей глобальной модели сотрудничества. Полагаю, что необходимо создание комплексного плана участия в евразийских процессах создание новой модели взаимодействия в Евразийском мегарегионе, которая должна включать как компоненты сотрудничества, так и учитывать серьезные противоречия, такие как: пограничные, этноконфессиональные конфликты, столкновение экономических и политических интересов и т. д.

Очевидно, что при создании собственной стратегии евразийской интеграции следует, прежде всего, руководствоваться стремлением к равноправному партнерству со всеми региональными и глобальными игроками. Рассмотрение интеграционных проектов других стран исключительно как конкурирующих и враждебных — это шаг назад. История учит нас тому, что будущее – за интеграцией.

Именно совместная работа как российских, так и зарубежных ученых, экспертов, нацеленная на комплексное изучение и многовекторный анализ евразийских политических и экономических интеграционных и дезинтеграционных процессов, выявление моделей сотрудничества и болевых точек, которые имеются к настоящему времени и могут быть спрогнозированы в будущем – залог стабильного развития всех стран Евразии.

Принципиально важным является расширение использования в этой работе современных информационно- коммуникационных и гуманитарных методов и технологий, а также возможностей гражданского общества.

Именно Ростов-на-Дону может стать локомотивом развития евразийских инициатив на Юге России и Северном Кавказе, а возможно, и во всем Черноморско-Каспийском регионе в целом. Ключевой вклад в проведение фундаментальных исследований в этой области может внести Южный федеральный университет.

Благодарю за внимание!

Экспертное мнение

Кочелаева Лариса, председатель Комитета по ВЭД Саратовского регионального отделения Общероссийской организации «Деловая Россия»