«Содружество народов Евразии»
Автономная некоммерческая организация
по содействию в развитии сотрудничества
стран Содружества Независимых Государств

+7 (3532) 37-25-64

niiural@mail.osu.ru
avenali@mail.ru

В Оренбурге эксперты ЕАЭС обсудили основы единства внутри их стран и на евразийском пространстве

28 Июл 2017

28 июля 2017 г. здесь прошла Международная экспертная площадка «Гражданская идентичность на евразийском пространстве: проблемы и перспективы», организованная АНО «Содружество народов Евразии» и НИИ истории и этнографии Южного Урала Оренбургского госуниверситета.

В поисках объединяющей основы для общества в приграничном регионе собрались вице-губернатор Оренбургской области Дмитрий Кулагин, председатель Общественной палаты региона Александр Костенюк, социологи, политологи, этнологи и религиоведы из Оренбурга, Казани, Уфы (Россия), Астаны (Казахстан), Бишкека, Оша (Кыргызстан), Минска (Беларусь), руководители национальных и молодежных организаций, представители СМИ.

Открывая работу площадки, первый зам. председателя Совета Ассамблеи народов России, председатель АНО «Содружество народов Евразии» (г. Оренбург, Россия) Веналий Амелин напомнил о важности формирования гражданской идентичности, единой нации, чувства общности для развития патриотизма, противодействия региональной клановости, сепаратизму, ксенофобии, национализму и религиозному экстремизму.

Вице-губернатор Оренбургской области Дмитрий Кулагин отметил, что одновременно с процессами формирования гражданской идентичности внутри постсоветских стран происходит и складывание единого евразийского «мы» на пространстве ЕАЭС. При этом формулирование общих евразийских интересов и приоритетов должно происходить с учетом национальных различий, но на основе общих ценностей, не на противопоставлении, а на взаимодополнении культур.

Побудительные причины и пути формирования гражданской идентичности в каждом государстве имеют свою специфику. Директор Центра методологии науки и социальных исследований Национальной академии наук Кыргызской Республики Нурбек Омуралиев (г. Бишкек, Кыргызстан) рассказал, что его страну подтолкнули к целенаправленной политике формирования единой нации столкновения на юге республики между кыргызами и узбеками 1990 г. и особенно 2010 г. Долгое время население здесь разделяют территориально-общинная замкнутость, трудовая сегрегация с занятием строго определенных экономических ниш по этническому принципу, недостаточный уровень владения государственным кыргызским языком в городах и официальным русским языком в сельской местности. Соответственно, усилия государства должны быть направлены на стимулирование смешанного межэтнического общежития, трудовой интеграции, развития через систему образования владения языками межнационального и международного общения. Так, для преодоления этнической самоизоляции после столкновений 1990 г. в г. Узгене власти стали поощрять создание совместных кыргызско-узбекских предприятий. Как следствие, во время беспорядков 2010 г. местные жители, объединенные общим трудом, спаявшими их деловыми и личными связями, не пошли на поводу у националистических настроений, а напротив, создали смешанные дружины для совместного патрулирования города и поддержания в нем общественного порядка.

Независимый эксперт Икбалжан Мирсайитов (г. Ош, Кыргызстан) рассказал, что в его стране меры по развитию межэтнического диалога и взаимодействия дополняются системой профилактики межнациональных конфликтов. С 2013 г. создано Госагенство по делам местного самоуправления и межэтнических отношений, развернута на местах сеть  общественных приемных по вопросам межэтнических отношений с привлечением советов аксакалов, женских и молодежных организаций, сформированы группы оперативного реагирования для выезда на места потенциальных конфликтов.

Эксперт Института истории государства Министерства образования и науки Республики Казахстан Рустем Кудайбергенов (г. Астана, Казахстан) считает, что упор на этническую мобилизацию сужает ресурсную базу государства, подрывает этноконфессиональную стабильность внутри страны и ее конкурентоспособность на внешнеполитической арене. Поэтому в Казахстане с первых лет независимости был взят государственный курс на формирование гражданской идентичности, которая провозглашена приоритетной перед всеми иными формами идентичности. Такой выбор обусловлен тем, что и сам титульный, государствообразующий казахский этнос не является гомогенным, монолитным, а дифференцируется по субэтническим, жузовым и языковым различиям, городскому или сельскому проживанию, приверженности модернистским западным или традиционным ценностям, уровню экономического развития.

Эксперт по этноконфессиональной политике Александр Билык (г. Минск, Беларусь) напомнил высказывание: «У того, кто не имеет дома, не может быть и соседей». И Беларусь строит свой дом, свою гражданскую идентичность, но не разрушая фундамента общего прошлого, не порывая экономических, производственно-кооперационных, научных и культурных связей с соседями, важнейшей основой которых является русский язык. Не случайно на общенациональном референдуме 1995 г. 83,3 % граждан Беларуси высказались за придание ему равного статуса с белорусским.

Руководитель социологического центра «Общественное мнение» Галина Шешукова (г. Оренбург, Россия) отметила, что взятый в РФ курс на формирование единой российской гражданской нации вызывает возражения у отдельных представителей и правых, и либеральных сил, которые порой даже не приемлют самого термина «россияне», считая его искусственно созданным. Но в этом вопросе государство должно ориентироваться на мнение большинства общества. А данные соцопросов показывают, что за последнее десятилетие число жителей страны, считающих себя представителями российской нации, резко увеличилось с 47 до 88 %. Это отражает возросший уровень патриотизма, чувства гордости за свою страну, доверия к власти и армии, обусловленный активизацией роли России в современном мире.

Доцент Казанского федерального университета Вадим Козлов (г. Казань, Россия) обратился к интересной проблеме идентичности в национальных республиках РФ с двумя государственными языками. Соцопросы, проведенные в Татарстане, показывают, что для татар характерен немного более высокий уровень региональной, татарстанской идентичности, а для русского населения региона – общероссийской, общегражданской идентичности. В то же время опросы демонстрируют позитивное восприятие этнического многообразия республики, низкую межгрупповую дистанцию, широкую открытость и готовность к сотрудничеству и совместному проживанию, что позволяет определить доминирующий тип этничности в Татарстане как неконфликтный.

Научный сотрудник отдела религиоведения Института этнологических исследований им. Р. Г. Кузеева УНЦ РАН Зиля Хабибуллина (г. Уфа, Россия) считает, что в воспитании гражданской идентичности, чувства общности, культуры межнационального и межконфессионального общения важная роль принадлежит учреждениям образования, причем не только светским, но и религиозным. Вследствие стихийного складывания в 90-е годы системы мусульманского образования в России она во многом остается неунифицированной. Попыткой его переустройства на общих основах стало создание в 2005 г. Совета по исламскому образованию, в состав которого вошли представители духовных управлений мусульман и руководители учебных заведений. Принятые ими стандарты определили в качестве целей мусульманского образования, в том числе, формирование гражданского патриотизма, толерантности, адаптацию мигрантов к российской культуре и знанию государственного языка.

Оценивая опыт формирования гражданской нации в различных странах и возможность складывания со временем межгосударственной, общей евразийской идентичности на пространстве ЕАЭС, доцент Оренбургского государственного педагогического университета Светлана Дерябина (г. Оренбург, Россия) призвала избегать ошибок ЕС, где такая общая наднациональная идентичность так и не сложилась, показателем чего стал выход Великобритании из Союза. Действительно в идеологическом плане страны постсоветского пространства подталкивают к участию в совместном евразийском проекте общность исторического прошлого, традиции коммунального общежития, этатизма, схожесть политического строя, желание быть самостоятельными, равноправными игроками, а не периферией западного мира. Но, тем не менее, для большинства государств это, прежде всего, выгодный экономический, а не идеологический проект. С экономической же точки зрения перспективными видятся и более широкие, межцивилизационные форматы интеграции на евразийском пространстве с Китаем, Индией и Ираном.

Экспертное мнение

Каражанов Замир, политолог (г. Алматы, Казахстан).
Дадабаева Зарина Абдурахмановна, ведущий научный сотрудник Института экономики РАН (г. Москва, Россия).
Трапш Николай Алексеевич, директор автономной некоммерческой научно-исследовательской организации «Центр междисциплинарных гуманитарных исследований» (г. Ростов-на-Дону, Россия).
Трапезникова Анжелика Сергеевна, исполнительный директор Политологического центра «Север-Юг» (г. Москва, Россия)
Калинин Александр Евгеньевич, зам. министра культуры и внешних связей Оренбургской области (г. Оренбург, Россия)
Рябых Сергей Валерьевич, руководитель Управления Россельхознадзора по Оренбургской области (г. Оренбург, Россия)