«Содружество народов Евразии»
Автономная некоммерческая организация
по содействию в развитии сотрудничества
стран Содружества Независимых Государств

+7 (3532) 37-25-64

niiural@mail.osu.ru
avenali@mail.ru

Социальный тупик – основная причина радикализации молодежи

21 Фев 2018

В преддверии проведения Международного форума «Военно-патриотическое воспитание в рамках межгосударственного сотрудничества стран ЕАЭС и ОДКБ как механизм противодействия радикализации молодежи» своим мнением по вопросам повестки поделился один из участников – председатель Евразийского аналитического клуба Мендкович Никита Андреевич.

1. Никита Андреевич, в последнее время в информационном пространстве все чаще появляются сообщения об активности боевиков ИГИЛ в Афганистане. Как Вы думаете, есть ли вероятность их активизации  в направлении стран СНГ?

Безусловно. Сейчас ИГИЛ перебрасывает свои основные силы в Афганистан, их подразделения присутствуют уже в 30 административных районах из 400, включая некоторые пограничные. Текущая численность группировки в регионе не менее 5000 человек и она будет расти.

У террористической организации в Афганистане есть собственные тренировочные лагеря и опийные плантации. Попытки вторжения в СНГ вполне возможны, уже сейчас ИГИЛ располагает сетью подпольных ячеек в странах Содружества, которые может использовать и для вербовки радикалов, и для чисто криминальной деятельности по контрабанде наркотиков.

Важно помнить, что значительная часть ИГИЛ – это боевики, завербованные на территории бывшего СССР и стремящиеся принести войну в страны, которые вынуждены были покинуть.

2. Ближайшие партнеры России, в частности, по линии ЕАЭС и ОДКБ, являются объектами повышенного внимания США. В том числе, речь идет о вовлечении их в проект «Большой Центральной Азии», направленный на отрыв стран региона от России. Реальна ли угроза «расхождения интересов» давних партнеров?

Безусловно, страны Запада могут стремиться к противодействию России на всех регионах, что особенно характерно для США, терпящих экономический ущерб из-за усиления России на Ближнем Востоке.

Однако за этими попытками стоит все меньший реальный ресурс. Администрация Трампа резко сократило расходы USAID на работу в регионе, сосредоточившись на внутренних проблемах.

В плане безопасности Запад также может мало что предложить, так как военная политика в Афганистане с непрерывно усиливающейся войной показывает сейчас свою неэффективность. По сути, США и НАТО нечего предложить региону.

3. В феврале этого года прошло первое заседание узбекско-афганской совместной  комиссии по вопросам безопасности. Как вы оцениваете перспективы участия Узбекистана в борьбе с терроризмом в Афганистане? Есть ли вероятность того, что Ташкент усилит взаимодействие с ОДКБ на афганском направлении?

Интерес Узбекистана вполне естественен, так как терроризм в Афганистане – это общая угроза для всех государств региона, с которой необходимо бороться. Тем более, сейчас в пограничном с Узбекистаном Балхе ситуация дестабилизируется, так как Кабул пытается отстранить от власти губернатора А. М. Нура, на выстроенной которым системе связей держится относительная стабильность в провинции.

Текущий политический кризис в Балхе создает риски усиления террористической активности на узбекской границе. Другое дело, что решить афганскую проблему единолично Ташкент не может, здесь требуется общая работа всех стран региона, а также ОДКБ и России, в том числе путем поддержки переговорного процесса между Кабулом и частью вооруженной оппозиции.

4. Какие, на Ваш взгляд, инструменты противодействия радикализации населения странам-участницам ОДКБ следует использовать в первую очередь?

Проблема вербовки молодежи террористами стоит весьма остро во многих странах региона. Путь борьбы с ней – создание новых социальных возможностей и смыслов для молодых людей.

Несомненно, разоблачать пропаганду террористов также необходимо, однако мои исследования показывают, что основная причина радикализации – социальный тупик, в котором оказываются некоторые молодые люди.

Необходимо создавать возможности самореализации в работе, общественной жизни, хобби и политике. Необходимо обеспечить работу социальных лифтов, как внутренних, так и международных, сокращать безработицу, совершенствовать образование и профподготовку, чтобы навыки молодых людей были востребованы реальной экономикой.

5. Расскажите подробнее о Вашем видении военно-патриотического воспитания молодежи? Каким оно должно быть, что должно включать и с какого возраста должно начинаться?

Патриотическое воспитание, по сути – воспитание в человеке веры в собственную страну, народ и себя, как его представителя. Это установка очень важна в жизни, военной и мирной, потому что позволяет не опускать рук в сложной ситуации, преодолевать трудности, какими бы огромными они ни казались.

Сейчас в некоторых странах региона кризис патриотического воспитания, так как после распада СССР многие стали пытаться внедрить историческое видение, основанное на обидах и неудачах до момента создания суверенного государства.

Из-за этого теряются основы для веры в себя, воспитывается комплекс народа-жертвы, что ведет зачастую к консервации текущих проблем из-за неуверенности в способности их решить. Мне представляется, что для решения этой проблемы нужно придти к конструктивному взгляду на историю, в рамках которой все этапы прошлого народа равно чтимы, памятны все герои и все победы, индивидуальные и общие.

Уважительное и конструктивное отношение к достижениям советского и имперского периода позволяет включить их в хронику национальной памяти как примеры для подражания без какой-то политической подкладки. Черные страницы истории, поражения и неудачи также нельзя забывать, но только анализируя их причины и последствия серьезно и без примитивизации.

Беседовал Булат Мурзагалеев.

Экспертное мнение