«Содружество народов Евразии»
Автономная некоммерческая организация
по содействию в развитии сотрудничества
стран Содружества Независимых Государств

+7 (3532) 37-25-64

niiural@mail.osu.ru
avenali@mail.ru

Казахстан-2018: курьезы «латинизации» в контексте модернизации

15 Мар 2018

20 февраля 2018 г. президент Казахстана подписал указ о новой версии алфавита казахского языка на основе латинской графики. Но станет ли нынешний, «усовершенствованный», вариант алфавита окончательным – пока вопрос с учетом тех курьезов, которыми сопровождается процесс «латинизации» с момента вступления в практическую стадию реализации.

Ветры «латинизации» в течение года методично нагоняют волны в информационное пространство Казахстана. Но если первые шаги по переводу государственного языка на латинскую графику вызывали шквал противоречивых эмоций, то теперь, когда необратимость процесса уже подтверждается рядом законодательных актов, накал страстей постепенно затухает. Либо общая усталость модернизирующегося сознания казахстанцев тому причиной, либо понимание факта: в ситуации, которая складывается в языковой сфере республики, каждый в итоге сам будет решать, отдаться ли ему на волю волн или же технично отгребать в другие берега…

Инициатива перевода казахского языка с кириллической на латинскую графику – один из принципиальных моментов осуществляемого в Казахстане национального проекта по «модернизации общественного сознания».

Тема эта практически с момента обретения Казахстаном независимости зрела в идеологических умах и продвигалась в массовое сознание с той или иной степенью интенсивности до тех пор, пока не обрела очертаний «исторического императива»: без перехода казахского языка на латиницу, обеспечивающего эффективную интеграцию в мировое культурное пространство, ресурс успешного развития республики исчерпан!

Первый мощный общественный резонанс идея получила в октябре 2006  г. после выступления Нурсултана Назарбаева на XII сессии Ассамблеи народа Казахстана, в котором президент страны призвал всерьез заняться «отложенной» проблемой, мотивируя необходимость перехода на латиницу казахского алфавита тем, что «латинская графика доминирует сегодня в коммуникационном пространстве. И не случайно многие страны, в том числе и постсоветские, перешли на латиницу».

Рефлексия исполнителей не заставила ждать: уже в июле 2007 г. Министерством образования и науки республики президенту была представлена аналитическая записка «О переводе казахской письменности на латинскую графику» с цитированием зарубежного опыта, обоснованием стоимости проекта и аргументами в пользу необходимости такого шага для формирования национальной идентичности казахов взамен «колониальной» советской идентичности.

Но, как отмечает в своей статье «Латиница в Казахстане: история и перспективы» казахстанский журналист Руслан Бахтигареев, в то время у президентской инициативы обнаружилось немало противников, утверждавших, что она приведет к обнищанию фонетической специфики казахского языка, поскольку латинский алфавит менее приспособлен к нему, нежели кириллица. В частности, он содержит в себе почти вполовину меньше необходимых букв.

Помимо лингвистических аспектов, автор отметил и иные факторы сдерживания процесса «латинизации». В частности, то, что далеко не все граждане страны выражают оптимизм в отношении этого шага, а среди сторонников перехода нет четкого понимания, какой именно алфавит использовать.

Тем не менее, в 2017 г. тема обрела второе дыхание с перспективами практической реализации. Случайно или закономерно это совпало с возвращением из «московской ссылки» политического тяжеловеса Марата Тажина, за которым в иерархии казахстанского политического истеблишмента закрепилась устойчивая репутация «идеологического гуру».

В январе минувшего года Марат Тажин был срочно отозван с поста Чрезвычайного и Полномочного Посла Республики Казахстан в Российской Федерации и назначен указом главы Казахстана первым заместителем руководителя Администрации президента при известных и весьма деликатных обстоятельствах.  И уже к апрелю того же года пассионарность главного идеолога страны вылилась в концептуальный интеллектуальный продукт – программную статью Елбасы («лидер нации», статус, официально закрепленный за первым президентом Республики Казахстан, прим. авт.) «Болашаққа бағдар: рухани жаңғыру» («Взгляд в будущее: модернизация общественного сознания», прим. авт.), в которой отмечалась необходимость предметно озадачиться переводом алфавита на латиницу. В частности, президент поставил задачу перевести к 2025 г. на латинскую графику делопроизводство, продукцию казахскоязычных СМИ, обеспечить издание в новом формате учебников и иной литературы на государственном языке.

«Переход на латиницу также имеет свою глубокую историческую логику. Это и особенности современной технологической среды, и особенности коммуникаций в современном мире, и особенности научно-образовательного процесса в XXI веке. Поэтому 2025 г. не за горами, и правительству нужно иметь четкий график перехода казахского языка на латиницу. В наших школах все дети изучают английский язык. Это – латиница. То есть для молодежи не будет проблем. Полагаю, что до конца 2017 г. необходимо с помощью ученых и широкой общественности принять единый стандартный вариант казахского алфавита в новой графике. С 2018 г. начать подготовку кадров для преподавания нового алфавита и подготовку учебников для средней школы», – поручил Елбасы.

Сказано – сделано: 26 октября 2017 г. глава Казахстана подписал указ о поэтапном переводе казахского алфавита на латинскую графику, который планируется завершить в 2025 г.

После выхода в свет указа в Казахстане, как водится, стартовала кампания по реализации поручений президента с одновременным массированным разъяснением населению исторической значимости лингвистической революции. На этом этапе высветилось немало курьезных фактов, свидетельствующих о низкой проработке идеологического обоснования и мотивации проекта.

Первое яркое подтверждение тому – активно тиражируемая, но крайне неудачно сформулированная концептуальная сентенция – «латиница будет касаться, прежде всего, казахского языка» – которая с позиций логики здравомыслящего человека допускает предположение о том, что «не прежде всего» латинизация может «коснуться» и русского языка, что есть абсурд.

Второй курьезный момент – странный выбор спикеров-сподвижников процесса. В этом амплуа традиционно первыми на амбразуру легли депутаты парламента, призванные вещать от имени народа. Делали они это добросовестно, несмотря на то, что наиболее активные сторонники реформы собственной причастности к казахскому языку публично не свидетельствовали ни разу. Впрочем, как и причастности к лингвистическим наукам в целом.

О том, что «латиница – базовый элемент культурной открытости Казахстана всему миру», а «новая графика ближе фонетическому строю казахского языка» убедительно рассказывал электорату депутат Мажилиса (нижняя палата парламента Республики Казахстан, прим. авт.) Юрий Тимощенко – врач-психиатр-нарколог по первой специальности и практике деятельности, по второй – специалист в сфере бизнеса и управления, член Комитета Мажилиса по международным делам, обороне и безопасности.

Аргументы в пользу необходимости «разумного выбора в сторону глобального развития страны», который позволит ей «интегрироваться в мировое сообщество», продвигал коллега (во всех смыслах) Ю. Тимощенко – врач-педиатр и фармацевт-провизор по исходным специализациям, а также магистр исполнительного делового администрирования Иван Клименко.

Еще более концептуально увидел тему член Комитета Мажилиса по вопросам экологии и недропользования Леонид Питаленко – выпускник Витебского государственного педагогического института им. С. М. Кирова, специальность по диплому: «учитель химии и биологии». В прошлом – директор ГККП «Станция юных натуралистов». По его мнению, модернизация казахского языка и переход на латиницу – это не просто «необходимое условие выживания и развития языка», но и фактор, который «сыграет позитивную роль в процессе укрепления независимости Республики Казахстан и формирования самостоятельной национальной идентичности казахстанцев».

Вершиной логики в цитатнике мудрых депутатских мыслей, как и положено по рангу, могут служить слова генерал-лейтенанта Владимира Божко, по первому образованию – специалиста в сфере электрификации и автоматизации горных работ, в прошлом – заместителя председателя КНБ РК и МВД РК, министра по чрезвычайным ситуациям, а ныне – вице-спикера Мажилиса: «Сейчас среди молодежи стремление освоить английский язык, который является одним из условий успеха реализации своих интеллектуальных способностей. Латиница ведь только подтолкнет – легче будет осваивать казахский язык. Поскольку к английскому все тянутся, а тут на латинице будет (казахский) язык, который мы сейчас все в обязательном порядке учим. То есть это дополнительный плюс, который скажется на других этносах».

Насколько убедительны эти аргументы, каждый волен определяться сам. Но с позиций элементарной причастности к лингвистическим наукам недоумение вызывает посыл о якобы более простой и комфортной «интеграции в мировое сообщество» казахстанцев при условии перевода письменности казахского языка на латиницу. Ведь от того, что разные языки воплощаются в похожих символах, они не перестают быть разными. И освоение латинского алфавита казахского языка не означает автоматического овладения английским, французским, немецким, турецким и прочими языками.

Разве это не очевидно? Очевидно, не всем…

Но этим курьезы не исчерпываются. Гвоздем программы театра абсурда под названием «Латинизация всей страны» стало назначение ответственным за процесс Ердена Кажибека – директора Института языкознания им. А. Байтурсынова.

На всех площадках общественного обсуждения/одобрения идеи «латинизации» доктора филологических наук, востоковеда Е. Кажибека нынче представляют как «огромного профессионала, известного специалиста по языкам тюркской группы», умалчивая о любопытном факте его биографии: 8 лет назад, будучи председателем Комитета по языкам Министерства культуры и информации, «известный специалист» был объявлен в розыск за хищение государственных средств в объеме 3,5 млрд. тенге.

По официальным сообщениям от 2009 г., он выехал в Турцию, когда ему были готовы предъявить обвинение. Позже иной информации о ходе расследования дела беглого чиновника в информационном поле не появлялось. Но в 2017 г. он благополучно «всплыл» из глубин забвения в новом качестве и обрел полномочия руководить процессом перевода казахского языка на латинскую графику…

В то время как в официальном дискурсе тема «латинизации» развивалась в мажорном ключе всеобщего одобрения, тональность словесных баталий в популярных социальных сетях была лишена реверансов и экивоков. И здесь во всей полноте проявился опасный тренд, который в последние годы становится все более ощутимым в казахстанском социуме.

С момента издания упомянутого указа президента адептами национал-патриотических идей начал активно продвигаться тезис о том, что латинизация алфавита казахского языка – не проблема русскоязычного населения страны с такой примерно мотивацией: «Вам-то что? Вы не стремились изучить казахский в кириллице, не будете знать его и в латинице! Какая разница, на каком алфавите молчать!».

Этот, на первый взгляд, не лишенный логики аргумент на самом деле весьма опасен, поскольку содержит в себе непрозрачный намек на некоторую социальную ущербность солидного числа граждан страны. То есть вопрос выбора графики алфавита становится еще одной разделительной линией в и без того не слишком однородном казахстанском социуме.

О том, чем подобная ситуация чревата не только для русскоязычной части населения, но и для представителей титульной нации, высказался профессор Актюбинского регионального государственного университета имени К. Жубанова Амангельды Айталы.

В целом приветствуя переход казахского языка с кириллицы на латиницу в качестве «одного из главных моментов деколонизации и освобождения от навязанного колонизаторами алфавита», он констатировал, что в настоящий момент около 700 тысяч казахстанских детей, одна треть из которых этнические казахи, обучаются в русских школах. И с учетом неминуемого адаптационного периода введения нового алфавита конкурентоспособность таких школ может существенно возрасти.

«Выбор языка обучения – конституционное право гражданина. В пользу русских школ, располагающих стабильными учебниками и другой учебно-методической литературой в отличие от казахских школ, перешедших к латинице, может измениться и выбор родителей в отношении учебы детей», – так сформулировал профессор один из возможных «побочных» эффектов лингвистической инновации.

Но, по его мнению, более серьезный риск перехода на латиницу – усугубление противоречий среди казахов, «которые и без этого расколоты на роды и племена, бедных и богатых, религиозные группы и землячества, местных и оралманов».

Впрочем, ярых сторонников «латинизации» проблема вероятного раскола казахстанского общества, похоже, не слишком волнует. В их повестке – глобальные аспекты.

Так, комментируя тему якобы «сильного противодействия переходу казахского алфавита на латиницу со стороны России», казахский поэт, лауреат Молодежной Государственной премии Республики Казахстан, основатель информационного портала «Ult.kz» Акберен Елгезек заявил следующее: «Мы являлись территориальным буфером между пятью тюркоязычными странами и Россией, сейчас это также ощущается. Казахстан был подвержен колониальному гнету и русификации больше, нежели другие тюркоязычные страны. Этим я объясняю опасения нашего руководства все-таки переходить на латиницу. Но мы к этому шагу пришли, потому что страна укрепились и экономически, и политически. Сегодня пришло время. Раньше это было бы опасно. Мы чувствуем давление и информационную атаку со стороны России. Тем не менее, это наш исторический выбор, и Казахстан на него имеет полное право. Высшим указом президента было принято это политическое решение».

По заявлению поэта, сделанному в офисе Международного Фонда Евразия Пресс в Баку, смена алфавита – веяние времени, которое повлияет «в первую очередь на развитие государственного языка и на самоидентификацию нации казахского народа».

На фоне громких деклараций о национальной самоидентификации на второй план незаслуженно отходят вопросы технической сложности процесса, которые в обилии наличествуют в опыте других государств, в том числе – ближайшего соседа – Узбекистана, где реформа алфавита, которая 23 года назад также начиналась под флагом «приобщения» узбеков к мировому информационному и культурному пространству, сегодня аукнулась снижением не просто уровня образования, но и элементарной грамотности населения, утратой доступа молодого поколения к информационному массиву научной и художественной литературы, воплощенному в кириллице.

Адовы муки процесса предметно описал Шухрат Хурамов в статье «Письма из Ташкента. Уроки латиницы», адресованной казахстанским разработчикам реформы.

Констатируя хаос, который царит в языковой сфере Республики Узбекистан, автор делает вывод: «Вот и получился результат, когда нет приобщения ни к мировому информационному пространству, ни к накопленному за предыдущие полвека научному и культурному багажу. На таком фоне общее снижение уровня науки, культуры, знаний и элементарной грамотности населения в постсоветский период выглядит закономерностью. Иначе быть не могло».

В свою очередь на основе анализа узбекского опыта «латинизации» обозреватель портала «Евразия. Эксперт» Александр Шустов делает предположение о том, что в Казахстане процесс будет иметь гораздо более серьезные последствия, поскольку республика теснее, чем Узбекистан, связана с Россией и русской культурой: около 1/5 жителей РК по-прежнему составляют русские, а совокупная доля русских и русскоговорящих в населении республики достигает 85 %.

«В культурном плане отказ от кириллицы приведет к усилению отчуждения от России. При этом никакой интеграции Казахстана в мировую коммуникационную среду ожидать не стоит, так как с графической основой алфавита эти процессы напрямую не связаны», – пишет А. Шустов в статье «Казахстан – латиница и политика».

По мнению автора, главная причина намечаемого перехода Казахстана на латиницу заключается в том, что власти страны испытывают постоянное давление национал-патриотической среды, откуда звучат голоса, требующие еще большего внимании к развитию казахского языка, казахской культуры и самого титульного этноса. Со вступлением Казахстана в Таможенный союз и Единое экономическое пространство эти требования стали сделались настойчивее, отмечает эксперт.

Кстати, с техническими сложностями перехода на латинский алфавит Казахстан уже столкнулся: за минувшие полгода последовательно были «утверждены» 3 варианта такового. Первые 2 из них оказались крайне неудачными, поскольку изобиловали, в одном случае большим количеством диграфов, что заметно «утяжеляло» графику, в другом – не менее нелепым количеством апострофов, посредством которых, впрочем, так и не удалось добиться адекватного отражения специфических звуков казахского языка.

Самый свежий вариант латиницы тоже вызывает немало вопросов у специалистов. И далеко не факт, что он окажется окончательным…

В течение всего периода обсуждения перспектив перевода казахской письменности на латиницу глава Казахстана методично подчеркивал: в этом решении нет политической подоплеки. Между тем сегодня многие эксперты отмечают обратное на фоне явной несостоятельности иных мотиваций.

Так, по мнению доцента Российского государственного гуманитарного университета, политолога Александр Гущина, этим шагом Назарбаев демонстрирует: несмотря на участие в ОДКБ и ЕАЭС, стратегически Казахстан сохраняет не просто многовекторную политику, но скорее независимую политику и сам определяет, какой цивилизационный выбор ему делать.

«Это еще одно подтверждение того, что выбор в пользу идеологии прошлого сделан не будет, и дело даже не в том, что кириллица олицетворяет прошлое, безусловно, нет. Например, ничего не мешает и странам с кириллическим письмом интегрироваться с ЕС, и с точки зрения самой графики кириллица более совершенное письмо, возникшее гораздо позже латиницы, не говоря уже о том, какой огромный вклад в мировую культуру внесла литература на кириллице. Тем не менее, переход на латиницу сегодня – это свидетельство долгосрочного тренда, который показывает, что Казахстан не принадлежит в полной мере к Русскому миру», – подчеркивает эксперт в своей статье «Казахстан больше не хочет быть частью «Русского мира».

Как внешнеполитический сигнал России и США расценивает переход казахского алфавита на латиницу казахстанский политолог Султанбек Султангалиев.

В интервью агентству «Sputnik Казахстан» он отмечает: «Нельзя исключать и того, что статья президента (о переходе казахского языка на латинскую графику) является сигналом и Москве, и Западу. Для России это намек на то, чтобы она была более уступчивой в вопросах, касающихся общих экономических интересов, а для Запада – демонстрация лояльности и независимой позиции на фоне ухудшения отношений России и США».

Казахстанский политолог уверен, что изменение алфавита никоим образом не скажется на динамике и характере взаимоотношений между Россией и Казахстаном, поскольку «не алфавит сближает страны, а общие интересы». При этом, однако, неизбежным последствием «латинизации» С. Султангалиев предсказывает усиление «чемоданных настроений» русскоязычного населения и рост эмиграции из страны уже в текущем году.

«Не следует ожидать от русскоязычного населения какого-то активного сопротивления поистине глобальной языковой реформе. Им проще уехать, что они и сделают. А остальные останутся со старыми проблемами и новой латиницей», – считает эксперт.

Однозначная и безапелляционная позиция кыргызского эксперта, директора Аналитического центра «Разумные решения» Эсена Усубалиева по теме «латинизации» распространяется на более широкий географический формат: «Силы, которые подталкивают страны региона к переходу на латиницу, преследуют цели отвязать, вернее, отрубить последнюю связь между странами Центральной Азии и Россией путем топорного, непродуманного, вероломного вычленения нас из пространства кириллицы», – отметил он в интервью порталу «StanRadar».

Эксперт уверен, процесс трансформаций займет длительный период времени, но в итоге будет достигнут «хороший» эффект – особенно в расчете на подрастающее поколение «манкуртов», из которых можно лепить все, что угодно, как с чистого листа. Создавать новую идентичность, внедрять в их умы любые идеи, в том числе бредовые, фантастические – относительно прошлого и будущего.

В завершение хотелось бы процитировать еще одно высказывание казахстанского эксперта С. Султангалиева: «Сначала я с ужасом отнесся к данной идее. Сейчас абсолютно спокойно и даже с юмором наблюдаю за всеми телодвижениями по продвижению данного проекта, так сказать, «в массы». Умным людям просто следует постоять в сторонке от всей этой кутерьмы и поберечь здоровье и нервные клетки».

Очень хотелось бы последовать этому совету и сполна насладиться действом, изобилующим курьезами, казусами, абсурдными мизансценами. Оно, конечно, было бы смешно, когда бы не было так грустно…

Ольга Казанцева

Информационно-аналитическая деятельность «Российско-Казахстанского экспертного IQ-клуба» осуществляется с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.

Экспертное мнение

Кочелаева Лариса, председатель Комитета по ВЭД Саратовского регионального отделения Общероссийской организации «Деловая Россия»
Келимбетов Кайрат, управляющий директор Международного финансового центра «Астана» (Казахстан)
Келимбетов Кайрат, управляющий директор Международного финансового центра «Астана» (Казахстан)